Дневник Анджелины Джоли. Иордания


 

10 декабря 2003 года, лагерь Рувейшид, Иордания.

 


  В лагере ютятся более 500 человек. Большинство из них - палестинцы, и почти сотне из них не меньше 18-ти лет.

  До лагеря час езды. Мы близко от иракской границы, поэтому летим на военном вертолете.  На земле меня приглашает в гости УВКБ ООН Иордании. Иорданское правительство посодействовало нам с доступом в лагерь. Не имея вертолета, нам пришлось бы 3 часа ехать на машине, чтобы добраться до Рувейшид. Вдалеке от него есть еще один лагерь, он называется "Лагерь ничейной земли".

  В лагере мы посещаем начальную школу ЮНИСЕФ/CARE. Дети говорят о свободе и мире. Они говорят мне, как холодно зимой в пустыне; говорят, как их выгнали из Ирака.

"Мы потеряли родину. А потом нас выгнали с родной земли, что теперь?"

  Одиннадцатилетние девочки поют. Мне переводят слова: "Люблю тебя я, Палестина. Живи, Палестина."   Большинство палестинских беженцев в лагере жило в Ираке. Теперь они вновь выселены.  В лагере десять семилетних девочек.

  "Палестину продали торгаши. Богу известно, что нас оскорбили и причинили боль."

  "Терпение. Мы отомстим, мы вернем наши дома."

  Суданские и сомалийские ребятишки пантомимничают. "Наши бедствия начались после начала войны."

  Днем в лагере очень жарко, а ночью - слишком холодно. Чтобы согреться ночью, они прижимаются друг к другу.

  "До каких пор? До каких пор?" Дети играют в игру о Иерусалиме. Она рассказывает об арабских детях, о том, как они живут. Они держатся за руки вокруг самого маленького ребенка. "Передайте всем людям в мире. Взгляните на палестинских ребятишек. Взгляните на нас."

  "Помогите и помолитесь Богу, чтобы он защитил нас." Они жмутся в группы, показывая, как они прятались от бомбежки. "В те дни нас никто не слышал. Меч пронзил нашу кожу насквозь." (Улыбки, поднятые кулаки) "Палестина, твое имя течет в наших венах; пока мы живы, ты наш герой, наша ценность."

  В школе учатся дети в возрасте от 4 до 12 лет. Они мечтают увидеть родину. Быть гражданами собственной страны. Большинство желают быть учителями и врачами. Кое-кто архитектором, другой - адвокатом. Почему? "Чтобы нести людям справедливость, нужно быть более справедливыми." Четверг. Они учатся и занимаются ремеслом. Играют и состязаются. "Что самое сложное в лагере?" "Холодная погода, ночь и песчаные бури." Тихий голос говорит: "Бури."

  "Мы были бы рады праздновать Эйд(Eid). Вернись мы домой, мы бы навестили друзей и, может быть, повеселились." Эйд - праздник мусульман.  "Эйд" означает "возвращение счастья или веселья". Милосердие, простираемое всем нуждающимся, - важная черта праздника. Первый Эйд года также известен как "Эйд Аль-Фитр"(Eid Al-Fitr). Аль-Фитр буквально значит "прекращение поста". Таким образом, Эйд Аль-Фитр празднуется на первый день Шаввала(Shawwal), десятого месяца по мусульманскому календарю. Он призван отметить конец поста, длящегося месяц Рамадана. Есть поверье, что в течении этого месяца явился Коран. Наступающий с полной луной, Эйд Аль-Фитр - день веселья и благодарения. В этот день мусульмане проявляют радость к жизни, силу и благодарение жизни, которую им ниспослал Аллах, чтобы исполнить долг поста и другие добрые поступки во время Рамадана. Поститься в этот день считается нечестивым. Также в этот день забываются старые недовольства и неприязнь к другим.

  На доске написано: "Мы хотим мира и безопасности." Сиаре, ребенок с тихим, мелодичным голосом, говорит: "В Багдаде мы жили в мире.  Затем, в первый день войны, мы бежали от бомб и снарядов.

  "Мы перешли из одного страха в другой. Мы не знаем, что с нами будет. Мы не в силах передвигаться. Ни к какой стране не принадлежим, наши жизни неопределены. В Ираке мы оскорблены будучи палестинцами. Но, по крайней мере, мы были в безопасности. Здесь мы в мире от войны, но не знаем, будем ли жить здесь вечно, и не знаем, куда идти. Мы благодарны управляющему лагерем. Здесь мы в безопасности. Мы хотим спеть ему песню." Они поют, и песня прекрасна. "Нас выгнали из домов после войны. Мы всего лишь хотим жить в мире."  Мужчина громко говорит. Он обучает детей в лагере английскому. Они благодарят правительство Иордании за  позволение поселиться в стране и за их гостепреимность. "Мы надеемся, что жизнь для детей улучшится." Маленькая палестинская девочка хлопает меня по ладони, когда я ухожу. Она хочет мне что-то прошептать. "Пожалуйста, помогите нам." Когда мы уходим, у детей загораются надежды на мир.

  Далее мы идем к CARE в Центр общественных услуг. Это большая белая палатка с пластиковыми стульями. Ко мне подбегает девочка и рисует в моей записной книжке.

  Мне рассказали, что у нее было кровоизлияние в мозг. Врач сказал, что она не должна долго находиться в лагере. Маленькая девочка, единственный ребенок матери, не может выжить в таких суровых условиях. Они палестинцы с иракскими проездными документами. У них нет семей и друзей, и им некуда идти.

  Мы навещаем матерей в кормящем центре, где им дали рецепт, чтобы помочь прокормить детей. Женщины удивительно высокие и гордые. 8 месяцев назад сюда пришла женщина, а теперь она на 9-м месяце беременности и переживает, чем будет кормить ребенка.  У многих женщин проблемы с кормлением из-за стресса. Ее зовут Сомали, и во время войны она жила в Ираке.

  Почему они не могут вернуться, и чего боятся? "Нет независимой страны - есть постоянная война." Женщина жалуется, что ее мужа убили в Сомали. Она передает мне письмо. "Примите его."

  Нас проводят в большую палатку. Общественная встреча дает каждому возможность высказаться. Палатка заполнена. Мы садимся на колени на пыльные пластиковые подстилки.

  Сперва говорит представитель правительства. "Иордания стала первой и единственной страной, которая открыла границы с Ираком во время недавнего конфликта. Они благодарят короля Абдулла. Мы обязаны помочь нашим друзьям и братьям. Мы приняли вас как гостей. Мы будем присматривать за вами и вашими  достоинствами пока вы не найдете выход. С самого начала Иордания была другом для братьев, лидеры лагеря благодарят короля Абдулла. Недавно 386 палестинцам, прибывших в Иорданию из Ирака с супругами и детьми, королем была дарована возможность остановиться в Аммане. Спасибо королю за такое счастье."

  Выступает женщина, сомалийка, она одинока и потеряла мать. "У меня нет решения." Это все, что она сказала. Повернувшись, она вернулась в толпу. Далее сомалиец читает послание, которое заготовил ранее. "Сегодня, в день прав человека, в нашей стране были нарушены многие права. Мы говорим спасибо вам за то, что вы пришли выслушать нас." Говорит палестинская женщина. "Мы бы хотели вернуться домой, но не можем. Разве не можем мы выбраться из этого лагеря? Мы не знаем, как и когда." Я замечаю детей, у них мрачные лица, у некоторых голубые глаза. Они такие прекрасные и восхитительные. Но глаза печальные.    

  Я замечаю человека со страшным ожогом. Он простирается от руки до лица.  Поврежденную руку держит тканевая повязка. Могу только представить, насколько сильно горела его рука. Он идет вперед. Люди рвутся высказаться. У сомалийца добрые глаза. Два раза он отказывался от статуса беженца, он потерял отца и остальных из семьи. Он смотрит на огонь. "40% тела обгорело." Можете представить жизнь столь ужасную, что смотреть на огонь в отчаянии позвать на помощь?

  Следующий мужчина говорит на ломаном английском. Он размахивает руками. "Мы потеряли семьи. Мы бежим из страны в страну, чтобы жить, как люди. Надежда уходит от нас."

  Маленькая девочка тянется к ручке и записной книжке. Я даю его ей. Ко мне бросают письма. Мужчина со слезами на глазах говорит: "На войне я потерял двоих детей." Он протягивает старые запылившиеся фотографии и разворачивает их.

  Девочка возвращает мне записную книжку. Она написала мне письмо на арабском. Дома я его перевела.

  До захода мы возвращаемся к вертолету. Я встерчаюсь с другом Холли, с которой я сюда путешествовала. Она была очевидцем того, что и я видела. Она плачет. "Очень печально." Почему здесь столько страданий? На пути домой все молчали.

 

Несколько писем, которые я получила.

 

Дорогой сэр/мадам

Тема: требование гуманитарного решения

 

Я мать трех детей, и через несколько недель рожу еще. Я сомалийка, потерявшая бывшего мужа в гражданской войне в Сомали, и новый муж тоже стал жертвой. Мы едва справляемся. Безнадежная жизнь и беспомощная ситуация. Я не могу вернуться в Сомали по племенным обстоятельствам. Однако, я не знаю, что делать и куда идти. Я надеюсь на Бога и на международное сообщество, особенно на тех, кто заботится о гуманизме.

***

Я нахожусь здесь 8 месяцев без надежды, моя проблема остается нерешенной. Пожалуйста, посочувствуйте мне. Спасибо.

 

С уважением, Фардус.  


Иракская поэма:


Ирак...
Зачем любить, если расстанемся однажды?
Зачем любить, если будет потеряна любовь?
Зачем?.. Зачем?..
Мы затерялись, и никто не знает, что мы - словно чужеземцы.
Зачем мы любили тогда?
Зачем мы бесконечно любили?
Разве не знаешь, что время превратит историю нашу в прощальную повесть?
Я не забуду тебя до конца своих дней!...

 

Перевод осуществил Elessar

 

 

 

Меню сайта

Календарь новостей

«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Друзья сайта

    ajolie.biz

Мини-чат

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
AJ@UNHCR © 2017 |