Статьи


Главная » Статьи » Интервью » Интервью о работе в УВКБ ООН

Интервью с Анджелиной Джоли 21 октября 2002 года

Автор: Jenny Lange


Когда вы впервые узнали о минах, которые разбросаны по всему миру?

Приехав на съемки в Камбоджу, внезапно я увидела, что в стране очень большая проблема. Мы были ограничены в том, куда идти - из-за мин.

 

Почему Камбоджа отвлекла ваше внимание от фильма к ее жителям и ей самой?

Думаю, многое, например, изучение истории этого места и то, что об этом не учили в школе. Я осознала, что нужно изучить проблему с минами. Внезапно я поняла некоторые вещи о мире и о том, сколько мне надо узнать, например, об истории народа. Это очень сердечные, великодушные и смелые люди. Они такие живые. Думаю, они замечательные.

 

Вы присоединились к УВКБ сами, или вас пригласили после вашего визита в Камбоджу?

Я сама выразила желание присоединиться к УВКБ, потому что я верю в то, что ООН пытается что-то сделать, и я поддерживаю ООН в этом. Я читала о различных организациях и УВКБ стало для меня самым привлекательным, потому что думаю, что беженцы - самые уязвимые люди в мире. Они подвергаются всему, в том числе и минам. Они уязвимы ко всему.

 

Что вы надеетесь совершить, находясь в УВКБ?

Оседомлять о положении этих людей. По моему мнению, их нужно хвалить за то, что они выжили,а не смотреть свысока. Мое мнение таково, что людям часто неудобно, и им не нравится такая идея. Кажется, что они увиливают, потому что дело касается их. Они и правда удивительные люди, которых не поняли. И лично я хотела бы встречать таких людей по всему миру и познакомится с ними, потому что они - мои герои, и они чудесные.

 

Недавно я прочитал, что вы сами смогли деактивировать мину. Это правда?

Я была с HALO, это великая организация. Мы были в Камбодже. Мы стояли в поле, где они нашли 3 разных мины. В конце каждого дня они взрывали их. Они разрешили мне бабахнуть одну. Ощущение было необычное: зная, что если HALO не будет и не деактивирует мину, то это может привести к чьей-то смерти, а ты избавляешься от того, что может быть опасным или смертельным. Так что это сильное чувство.

 

Можете ли вы описать, как мины влияют на жертв в Камбодже: физически, физиологически и экономически?

Трудно описать, потому что люди подвергаются такому ужасу, но все же они настолько сильные, что не выглядят жертвами. Поэтому не нужно кричать, что они - жертвы. Нам нужно помнить, что они не должны проходить через это, потому что они уцелевшие. Но все-таки мины воздействуют на них. Есть организация CDV(Combodia Vision and Development), которая занимается беззащитными людьми. Большая часть из них жертвы мин. Представьте себе Камбоджу, в которой дороги настолько плохи, что трудно добраться до больших частей страны. Дороги в дождь превращаются в слякоть. Так что если у вас только одна нога, или вы слепы, без рук, и с вами дети, и еще пытаетесь работать, чтобы накопить немного денег, и заботитесь о доме, то сложно быть родителем и делать все это обыкновенно. Это кажется невозможным, а, возможно, и было бы таким, если бы не помощь многих из таких организаций. Например, CDV соединяет людей вместе, чтобы они могли работать в группах. Они удивительные. У них нет ни машин, ни больниц. Нужно сделать большой переход, чтобы найти добровольца, который бы вылечил тебя и срезал кость. Им приходится делать это всю жизнь, потому что они растут. Это страшно.

 

Находясь в Камбодже, Пакистане или Африке, чувствовали ли вы сбе я в опасности из-за мин и т.п.?

Хм, особенно мины в Камбодже. Да, я заходила в некоторые области, где тебе говорят, что ничего здесь не взрывают, следовательно они не считаются опасными зонами, и ты идешь вперед с кем-то еще по чистой дороге, по которой уже проходили. На ней не заблудишься. Знаете, поздней ночью, когда я должна была мыться в кустах, я не была уверена, где дорога. Сумасшествие думать о том, что не знаешь, а люди живут так всю жизнь. Были времена, когда мы блуждали по Камбодже и должны были быть крайне внимательными, куда мы идем, и знать местность. Для тех, кто занимается разминированием и гуманитарной работой, всегда существует опасность.     

 

 

Я уверена, что вы встречали много влиятельных людей и слышали массу удивительных рассказов. Есть такие, которыми вы готовы поделиться?

Их так много. Встречаешь человека за человеком в разных странах, и у каждого жизнь, которую я и вообразить не могу. Они проходят через непредставимый ужас. И в каждой стране каждая семья была благороднее тех, что я встречала в других странах в свое время. Ищут пищу, или чай, или еще что-то, улыбаются, они благодарны за то, что у них осталось, - несломленную душу. И что особенно замечательно для меня, это не специфика отдельной страны или человека. Это характерно для всех людей в стране. Какова бы ни была причина, я не понимаю почему, но они что-то почерпнули из страданий и борются за то, что мы потеряли.   
 

Что вы чувствуете, являясь Послом УВКБ ООН, к этой организации?

Надеюсь, что она больше осведомила мир. На это я более всего надеюсь. Знаю, что это сделано для меня, но надеюсь, что это принесет миру больше пользы. Я чувствую это, потому что люди мне задают вопросы, и я получила множество писем от молодых людей, в которых говорится о том, что они делают, чтобы улучшить мир.

Это было очень приятно, потому что я не получала прежде такие письма. Самое важное – то, что мне удалось съездить в те места и сидеть рядом с семьями. И, думаю, важнее всего то, что сворачиваешь с пути, чтобы посидеть с людьми и послушать их рассказы, побеседовать с ними и показать, что о них заботятся и их слушают.

Планируете ли вы в дальнейшем участвовать в других гуманитарных программах, или организациях по разминированию?

Да, определенно буду. Мы только недавно были в Намибии, и я больше узнала о ней. Страна… меняется, и я не знаю, узнаем ли побольше о положении насчет мин там. В Афганистане УВКБ ООН, возвращавшееся оттуда, меня убедило, что есть еще многое, что нужно сделать, и они будут работать рука об руку с разминирователями. А в Камбодже я основала несколько школ и собираюсь переехать в Камбоджу, построить дом и жить в нем. И многое нужно разминировать. Школы уже разминированы. Есть также организации, как Campaign to Ban Landmines. Я встречалась с Джоди Уильямс, провела с ней некоторое время. Нужно многое сделать.

 

Есть будущие планы насчет УВКБ ООН?

В Вашингтоне я буду на Неделе беженцев, а затем полечу в Южную Африку.


Перевод на русский осуществил Elessar




Источник: http://www.souliejolie.com/trans_article.php?id=211
Категория: Интервью о работе в УВКБ ООН | Добавил: Elessar (08.01.2009)
Просмотров: 262 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Имя *:
Email *:
Код *:

Меню сайта

Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Друзья сайта

    ajolie.biz

Мини-чат

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
AJ@UNHCR © 2017 |